Что такое И-цзин («Книги перемен»)

    Что такое И-цзин («Книги перемен»)

    Что такое И-цзин («Книги перемен»)

    «Книга перемен» (И-цзин) — главный гадательный канон китайцев, о котором знают во всем мире. Традиционно время возникновения «И цзин» относят к 672 году до н. э. — именно тогда появились первые письменные упоминания о ней. Сами же китайцы уверены в том, что ей никак не меньше 3200 лет, и создана она была одним из величайших правителей древности — Вэнь-ваном («Царем Просвещенным») — жившим в XII веке до н.э и основавшим династию Чжоу.            

    Надо заметить, что и до появления «И цзин» (Книги перемен) Китай славился своими порицателями и разнообразными практиками, позволявшими получать знания о будущем и толковать различные знамения. У своих соседей Китай считался родиной гадательных систем, а китайский император именовался «царем мантики». В VIII–IX веках из Тибета в Китай направлялись специальные послы для обучения различным способам получения предсказаний.                                                                                                                                

    Между прочим, древнейшие памятники китайской письменности — это не что иное, как гадательные надписи на лопатках домашних животных и черепашьих панцирях. Подобными костяными оракулами пользовались для предсказания будущего во времена древней династии Шан. Племя шан некогда считалось мифическим, его существование относят к XVI-XII вв. до н.э. По-видимому, костяные оракулы (этот вид мантики еще называли «бу») были известны задолго до эпохи Шан, однако настоящего пика этот способ получения предсказаний достиг именно во времена этой династии. Ритуал включал в себя следующие моменты. Сначала надо было приготовить лопаточные кости или черепаховые панцири: их тщательно очищали скребками, высушивали и отполировывали. Далее в них выдалбливали углубления с нижней стороны. После завершения приготовлений наступал черед вопрошания — обычно вопрос задавал сам правитель. Затем кость сильно нагревали на раскаленных камнях или над горящим факелом, и на ее поверхности образовывался узор из трещин — это и был ответ духа. Предсказатель истолковывал его, а ответ наносил на ту же кость. Анализ надписей на костяных оракулах показывает, что люди племени шан советовались со своими родовыми богами по любому поводу. Впрочем, и после эпохи Шан многие жители Китая использовали этот метод получения предсказаний.

    В последующую эпоху Чжоу, если верить легендам, увидела свет легендарная «Книга Перемен» (И-цзин), которую китайцы и по сей день почитают как Священное писание. Не будет преувеличением сказать, что «И цзин» оказала огромное влияние на всю китайскую культуру, а комментарии к ней, согласно преданиям, написал не кто иной, как сам Конфуций. В «Книге Перемен» (И-цзин) присутствуют почти все основные понятия, на которых строится китайская философия:

    Великий Предел (Тай цзы), из которого разворачиваются элементарные формы и силы, дающие начало всем проявлениям материи;

    темное и светлое начала инь и ян;

    «восемь образов» (ба гуа), выражающих все многообразие явлений природы и человеческого бытия;

    Дао — путь.

    Вэнь-ван взял за основу особые символы — триграммы, подаренные людям владыкой Фу-си. В триграммах ян изображается сплошной чертой, а инь — прерывистой, и существует восемь различных сочетаний фигур, состоящих из трех таких линий. Если свести триграммы в парные сочетания, то получится 64 варианта фигур из шести линий, называющихся гексаграммами. С помощью гексаграмм, как считалось, можно описать вселенную.

    Теперь немного остановимся на структуре этого уникального произведения. «Книга Перемен» (И-цзин) включает в себя:

    каноническую часть — собственно «И цзин» (в двух разделах), созданную в VIII — VII вв. до н. э.

    комментарии — «И чжуань», написанные спустя два века. Комментарии представляют собой семь независимых произведений, самым важным из них считается «Си цы чжуань» («Комментарий к присоединенным изречениям»). В нем излагаются основы «Книги Перемен» и техника гадания, а также некоторые данные по истории Древнего Китая.

    Основная часть «Книги перемен» (И-цзин) включает 64 гексаграммы (эти символы еще называют словом гуа) и связанные с ними тексты.

    Каждая гексаграмма имеет:

    название (гуа-мин);

    краткий текст, объясняющий ее целиком (гуа-ци);

    пояснения, связанные с отдельными чертами (яо-цы — «изречения черт» или си цы «привязанные изречения»).

    Весь блок из 64-х гексаграмм с их текстами делится на два неравных раздела – «верхний» (шан) и «нижний» (ся), соответственно состоящие из гексаграмм, которые имеют номера с 1-го по 30-й и с 31-го по 64-й.

    Еще раз заострим внимание читателя на том, что гадательный аспект — лишь малая и далеко не главная часть «Книги перемен», поскольку идеи, лежащие в ее основе, можно применить к любой сфере человеческого бытия — от искусства фэн-шуй до боевых систем. Вместе с тем, высокий статус гадательных ритуалов по «Книге Перемен» (И-цзин) подчеркивается тем, что в них издревле принимал личное участие император, а в особо важных случаях они сопровождались даже человеческими жертвоприношениями. Конечно, последнее обстоятельство относится к отдаленным эпохам, но в Китае любые мантические действия подразумевали ритуальную подготовку, и чем серьезнее был вопрос, с которым человек обращался к оракулу, тем больше предписаний ему требовалось выполнить.

    Ключевым моментом в процедуре гадания по «И-цзин» (Книге перемен) является формирование гексаграммы, являющейся, собственно ответом на поставленный вопрос. В прежние времена были популярны интуитивные методы — составление гексаграммы на основе внешности человека или спонтанное начертание линий в медитативном состоянии. Позднее стали применять инструментальные методы — с помощью монет или стеблей тысячелистника. Любопытно, что в особо важных случаях на ритуалах одновременно обращались к костяным оракулам и к «И цзын». Если оба варианта толкований сходились в одном, то пророчество считалось особенно верным.

    Толкование составленной гексаграммы — не менее сложное дело, чем получение самого пророчества. История сохранила немало примеров неверной интерпретации символов и полученных прорицаний. Для иллюстрации того, как порой непросто обычному человеку вникнуть в суть пророчества, приведем старинную историю, записанную две с половиной тысячи назад. Один китайский вельможа по имени Ку Вуцзы, живший в VI в. до н.э., решил жениться на вдове Тан Цзян, будучи очарован ее красотой и не взирая на то, что она была в трауре и оба они принадлежали к одному роду. Ку посоветовался с «И цзин», и книга предсказаний дала ему ответ: «Человек позволяет камню придавить себя и опирается на тернии и чертополох. Он входит в свой дом и не видит свою жену. Несчастье». Иными словами, вельможе выпала одна из четырех наихудших гексаграмм — 47: Кунь («Нехватка»). Ослепленный страстью Ку решил, что человек, о котором говорилось в предсказании, был первым мужем Тан, который «не видит свою жену», потому что умер. Толкование этой гексаграммы также допускало различные служебные трудности и неожиданную помощь высокопоставленного лица. Но вышло так, что во время отсутствия Ку Вуцзы дома разгорелась ссора между сыновьями Тан и ее пасынками. Сын Тан был убит, а она повесилась. Ку Вуцзы вернулся домой и, обнаружив, что его супруга мертва, также наложил на себя руки. Эта печальная история еще раз напоминает о том, что, советуясь с великой «Книгой перемен», необходимо освобождать свой разум от страстей и суетных мыслей.

    Для того, чтобы стать настоящим мастером в искусстве гадания по «Книге Перемен», требуются десятилетия работы с текстами комментариев, долгие размышления над символами — чтобы ощутить сопричастность к великим тайнам, подаренным владыкой Вэнь-ваном. Профессиональный толкователь гексаграмм каждый раз как бы заново осмысляет «Канон перемен», подобно его легендарному создателю.

    © Святослав Горский


    Вернуться к статьям раздела