Магия козла в мифах и легендах

    Магия козла в мифах и легендах

    Магия козла в мифах и легендах

    Почитание козла в мифах можно обнаружить во многих культурах, в особенности в тех, которые были тесно связанны со скотоводством. Козел или коза связывались с такими божествами как Гера (в греческой мифологии супруга и сестра Зевса, верховная олимпийская богиня), Дионис (в греческой мифологии бог плодоносящих сил земли, растительности и виноделия), Афродита (в греческой мифологии богиня любви и красоты), Агни (в ведической и индуисткой мифологии бог огня, домашнего очага, жертвенного костра), Варуна (в древнеиндийской мифологии бог, связанный с космическими водами, охранитель истины и справедливости, один из величайших богов индийского пантеона), Индра (в древне индийской мифологии бог грома и молнии), Мардук (центральное божество вавилонского пантеона, главный бог города Вавилона), Таммуз (у ряда народов Передней Азии божество с отчетливо выраженными чертами бога плодородия), Нингирсу (в шумерской мифологии божество круга богов города Лагаш) и другие.

    Олицетворение козлом того или иного божества было очень распространенно в мифах античности. Так, к примеру, Пана (в греческой мифологии божество стад, лесов и полей) греческие скульпторы и художники неизменно изображали с мордой и ногами козла. Сатиров (в греческой мифологии демоны плодородия, составляющие вместе с силенами свиту Диониса) изображали с остроконечными козлиными ушами, а в иных случаях - с пробивающимися рожками и хвостиком. Иногда эти божества называли просто-напросто козлами, и актеры, которые выступали в роли этих богов, облачались в козьи шкуры. В таком же одеянии древние художники изображали Силена (в греческой мифологии демоны плодородия, воплощение стихийных сил природы). А относительно Фавна, италийского двойника греческих Панов и Сатиров, известно, что он был наполовину козлом, точнее, козлоногим и козлорогим человеком.

    Двойники этих козловидных духов имеются и в мифах народов Северной Европы. Например, русским их лесные духи — лешие (от слова лес) — представляются в человеческом облике, но с козлиными рогами, ушами и ногами.

    В мифах, козел, как правило, ассоциировался с агрессивностью, причем чаще всего с агрессивностью сексуальной. Отсюда и почитание его как символа плодородия, а также  связь его с божествами, олицетворяющими эти качества,— литовским Перкунасом (бог грома, молнии, грозы), славянским Перуном (бог грозы и грома), скандинавским Тором (бог грома, бури и плодородия, божественный богатырь, защищающий богов и людей от великанов и страшных чудовищ), прусским Пушкайтсом (божество, связанное с землей), греческим Паном (божество стад, лесов и полей) и так далее. Причем, согласно мифам колесницы, некоторых из вышеперечисленных богов были запряжены козлами.

    Мифологическая связь козла или козы с плодородием нашло отражение и в одной народной поговорке: «Где коза ходит, там жито родит, где коза ногою, там жито копною».

    У древних кельтов козел в мифах также считался символом плодородия. Поэтому козла часто изображали рядом с римско-кельтским богом Меркурием.

    Естественно, будучи связанным с плодородием, козел не мог не стать и фаллическим символом, что в свою очередь повлекло за собой олицетворение им также и храбрости, мужественности, отваги, ловкости (способность козла быстро бегать, взбираться на высочайшие пики).

    Но нужно сказать, что в некоторых традициях наряду с аспектами плодородия фигурирует и мотив бесполезности и непригодности козла, иногда козы (ср. выражения: «как от козла ни шерсти, ни молока», «козла доить»). Козел считался сомнительным, в некотором смысле даже «нечистым», то есть не сакральным животным. Но, тем не менее, козел или коза были одним из самых частых жертвенных животных, которые приносились в жертву богам во многих традициях, от греческой до славянской.

    Принимал облик козла и бог растительности и виноделия Дионис. Одним из его прозвищ было «Козленок». В Афинах существовал культ Диониса, «носящего шкуру черного козла». Бытовало предание, что этим наименованием бог обязан тому, что однажды предстал в подобной шкуре.

    В греческой культуре очень распространенно принесения козла в жертву Дионису. Легенда гласит, что для того чтобы спасти мальчика Диониса от ярости Геры, Зевс превратил его в козленка, а когда боги от гнева Тифона бежали в Египет, Дионис превратился в козла. Поэтому, разрывая на куски живого козла и поедая его мясо в сыром виде, участники культа испытывали, должно быть, такое чувство, что питаются плотью и кровью бога.

    Мотив принесения в жертву козы или козла нашло отражение, например, в сказке об Аленушке и братце Иванушке, убийство козла изображается как некое жертвоприношение — «огни горят горючие, котлы кипят кипучие, точат ножи булатные, хотят козла зарезати».

    Коза была непременным персонажем колядной и масленичной  обрядности славян.  В  праздник,   посвященный  окончанию  сбора  урожая,    крестьяне, как правило, оставляли на поле несколько несжатых колосков ржи, связывая их  в  пучок,  и  ставили  рядом  каравай, при этом пели хором: «Сидит козел на меже, дивуется бороде».

    Кое-где существовал  и запрет на употребление в пищу мяса козла.

    Иногда с козлом соотносятся некоторые мифологически атрибуты, различных божеств, в особенности божеств грозы. Так, например эгида («козья шкура») (по Гомеру, эгида представляет собой щит, изготовленный Гефестом для Зевса) — атрибут Зевса, Афины (в греческой мифологии богиня мудрости и справедливой войны), а иногда и Аполлона. Позднее считалось, что эгида — это шкура козы Амалфеи, натянутая на щит (некоторые исследователи видят здесь воспоминание о древнейшем обычае защищать левую руку козьей шкурой).

    С середины. 6 в. до н. э. щит-эгида из козьей шкуры становится постоянным атрибутом Афины. Ежегодно на Акрополе в жертву Афине приносился козёл, шкура которого как эгида возлагалась на статую богини. А со временем козел становится и символом тучи, скрывавшей молнии Зевса.

    Образ козла связывается также и с астрономической и временной символикой. Так, к примеру, Козерог как один из знаков Зодиака, в китайском и некоторых других анимальных календарях связан с козлом.

    В минойских мифах козел выступает как бог убывающего года, в отличие от барана как бога прибывающего года.

    Часто козел выступает и как олицетворения духа хлеба. Так, например, в районе Весуля (департамент Верхняя Сона), сжиная остаток колосьев, жители приговаривают: «Мы держим кота за хвост». А когда колосья колышутся на ветру, жители многих местностей Пруссии говорят: «Это козлы гоняются друг за другом», «Это ветер прогоняет коз по хлебам», «Это козы пасутся в хлебах». В таких случаях рассчитывают на отличный урожай.

    В других случаях говорят: «В поле овса сидит Овсяный козел», «В хлебном поле сидит Ржаной козел». Детей предупреждают, чтобы они не ходили в поле собирать васильки или бобовые стручки, потому что там притаился Ржаной, Пшеничный, Овсяный или Бобовый козел, который утащит и убьет их.

    В Восточной Пруссии местные крестьяне торопятся с вязкой снопов овса, «чтобы их не забодал Хлебный козел».

    В некоторых деревнях существовала традиция в последний сноп втыкать два рога и давать ему прозвище «Козел рогатый».

    Существует поверье, что дух хлеба, захваченный в плен в образе козла или в иной форме, проводит на усадьбе или в амбаре всю зиму.

    В алхимической мифологии козлиная голова являлась аллегорическим символом серы.

    © Алексей Корнеев


    Вернуться к статьям раздела