Древнекитайские шаманы-прорицатели

    Древнекитайские шаманы-прорицатели

    Древнекитайские шаманы-прорицатели

    В Китае были очень сильны шаманские традиции, поэтому многие прорицатели по совместительству еще занимались целительством, устроением празднеств и изгнанием враждебных духов.

    Среди китайских шаманов в особый класс выделялись так называемые «пляшущие дуань-гуны», переносившиеся в состоянии транса в мир духов с различными целями — получить пророчества, узнать причину болезни и тому подобное. Китайские шаманы Дуань-гуны носили шляпы и красные одеяния, и обычно их сопровождала группа музыкантов с барабанами, бубенцами, кимвалами и другими инструментами. Кроме них, вместе при прорицателе всегда находился писец, который скорописью стенографировал его пророчества — речь танцора, пребывающего в состоянии транса, становится очень быстрой, бессвязной и неразборчивой. Поэтому без «секретаря» не обходился ни один значительный ритуал китайского шаманизма дуань-гунов.

    Хозяин дома, пригласивший пророчествующих шаманов-танцоров, устраивал для них большой пир и воскурял благовония. За обедом он излагал все обстоятельства дела человеку, возглавлявшему ритуал. Обильное угощения повсеместно было обязательным подношением магам, это своего рода жертва в обмен на прорицание. В некоторых провинциях при обращении к шаманам-прорицателям следовало преподнести им в подарок благовония, бумажные деньги для умилостивления демонов, а также хлеб, красную ткань и красные шелка.

    После пира музыканты, сопровождавшие шаманов-танцоров, начинали медленно играть, постепенно убыстряя темп, и в такт ему ускоряются движения шаманов дуан-гунов. Они кружатся все быстрее и быстрее, пока главный прорицатель не обрушивается на пол. Он некоторое время не подает никаких признаков жизни — его дух сейчас разыскивает других духов, которые помогут ему найти необходимую информацию. В некоторых случаях требовалось, чтобы танцора в бессознательном состоянии держали за руки два ребенка. Затем он внезапно вскакивает с пола — он готов отвечать на вопросы и давать пророчества. Писец все его слова фиксирует на бумаге, а затем сам танцор, выйдя из трансового состояния, при необходимости их растолковывает.

    Еще одной разновидностью китайских шаманов были цзи тун — «гадающие мальчики», их еще называли шэнъ тун — «божьи мальчики». Эти молодые люди изрекали прорицания, впадая в транс внезапно. В этом состоянии они могли даже без всякого вреда наносить себе раны холодным оружием, в подтверждение божественной природы их одержимости. Прорицания «божьих мальчиков» со временем образовали особый жанр — тунъяо («песни детей»). Эти песни-пророчества воспринимали как речения богов, вселяющихся в детей.

    Некоторыми сугубо специфическими услугами — в частности урегулированием отношений между живыми и их мертвыми родичами — занимались китайские шаманки, которыми становились женщины, потерявшие мужа и детей. Духи умерших, по мнению китайцев, могли оказывать влияние на своих живых потомков, поэтому они стремились выяснить у прорицательниц волю усопших.

    © Святослав Горский


    Вернуться к статьям раздела